Эксклюзивное видео-интервью с Nelly

Заговорите о Nelly с кем-либо из своих знакомых, и вас наверняка охватит ностальгия. Этот выходец из Сент-Луиса буквально заправлял радиохитами первой половины 2000-х, и во всем мире, наверное, не существует человека, который не слышал “Hot in here” или “Dilemma”. Что происходит с артистом сегодня? Перед выступлением именитого рэпера в Алматы в рамках мероприятия “ChivasThe Art of Hosting” о музыке, наследии и виски с Nelly побеседовал Нариман Исенов.

IMG_3324.jpg


Интервью взято с сайта kult.kz




Нариман Исенов: Что тебя мотивирует на данном этапе карьеры? Что заставляет тебя идти дальше? Карьера-то была очень долгая – были и взлеты, и падения. А многие вообще записали тебя в «ретро»…

Nelly: Да, да, да, правильно. Я просто люблю музыку, чувак. Я люблю то, что я делаю. Люблю сочинять песни, люблю их исполнять, люблю создавать вещи. Мне кажется, что мотивация постоянно появляется изнутри, если тебе по кайфу твое занятие, то проблем возникать не должно. Конечно же, непрерывно появляются сомневающиеся в тебе люди. По мере того, как ты становишься легендой, вокруг появляется все больше сомневающихся чуваков, а не сторонников. И это нормально. Чем старше становился Майкл Джордан, тем больше люди в нем сомневались. То же самое происходит в хип-хопе, ибо хип-хоп – это тоже спорт, с точно такой же ментальностью.


Н: Хип-хоп – прежде всего поэзия?

N: Да. Но очень специфическая, выбивающаяся. Неприлизанная форма только подчеркивает искренность смысла, чувак.


Н: Даже когда рэперы матерятся?

N: Мат – это большое явление, это язык, на котором все мы говорим. Про себя, в узких компаниях, плача в подушку. Официальная культура – пуританская и лицемерная. Рэперы противопоставляют себя, потому что ругаются матом со сцены, хотя в жизни не матерятся, как сапожники. Иногда, пропускаем, конечно, горячее словечко. А включая телевизор, всегда видишь людей, которые потенциально должны материться, у них это в генах заложено, а они произносят сложные слова, типа “consumption”. Вся американская культура построена на словах fuck, shit, motherfucker. Лет через двадцать, слушая речь американского президента, мы будем слышать motherfucker через каждое слово.

H: А знаешь, какое в Казахстане существует восприятие хип-хоп культуры? Большие тачки, красивые телочки, огромное количество наркотиков, бухло рекой. Насколько это восприятие близко к реальности?

N: Думаю, вот эти вот ценности импонируют всем людям во всем мире. Тут дело не только в хип-хопе. Я успел немного поездить по вашему городу – увидел довольно много шикарных и больших машин, видел ваших прекрасных девушек… ну, не знаю ничего по поводу здешней ситуации с наркотиками, но уверен, не все так плохо. Эта хрень во всем мире происходит, брат. Все хотят, чтобы вокруг всегда был праздник. Шампанское, модели и все такое (смеется). Хип-хоп – это просто еще один взгляд на общепринятые вещи. Ничего не меняется, можно только посмотреть с другой стороны.


H: Мы все до сих пор помним и обожаем классику хип-хопа – Public EnemyNWA. У этих ребят был посыл, в песнях обозначался смысл. Сегодня хип-хоп стал больше похож на определенный стиль жизни – bling-bling и понты.

N: Нифига подобного, чувак. Это не хип-хоп пропагандирует то, о чем ты говоришь, а люди, которые занимаются пиаром и маркетингом. Да и сейчас есть крутые артисты, пишущие композиции с важным посылом: Talib Kweli, Common, J. Cole – у них всегда феноменальный смысл в текстах. Вопрос в том, достигает ли этот посыл своей аудитории? Включаются ли они?


Н: А что ты думаешь о новой школе хип-хопа? Joey BadassFrank Ocean. Не чувствуешь ли ты, что молодняк потихоньку убирает стариков с пьедестала?

N: Ээээ, они ништяк. Знаешь, каждое поколение имеет своих героев, которые отображают в своем творчестве собственную эпоху. Музыка обязана меняться и принимать новые формы. Пусть допускаются ошибки, музыка всегда находит выход и исправляет сама себя. Мне нравится, когда люди экспериментируют, смешивают стили, но все-таки умудряются не потерять стиль хип-хопа, а добиваются в нем нового звучания. Что касается меня, то я никогда ни с кем не соревновался. Мне всегда казалось, что в этом мире найдется достаточно места для любого исполнителя, если он талантлив и занимается собственной шнягой. Мне лично нравится изобретать колесо каждый раз, как я выпускаю альбом. С Фрэнком у меня нет никакого соперничества. Фрэнк делает вещи Фрэнка. Нелли делает вещи Нелли.


Н: Правда ли, что у тебя есть золотая цепь, которая стоит 5 миллионов долларов?

N: (Смеется) А-а-а-а…Нннеее…нету…не такая дорогая…


Н: Просто слухи? Это не твой стиль?

N: Неа, не мой (смеется)


Н: А что значит название твоего последнего альбома – “M.O”?

N: Там, где я живу, в Соединенных Штатах, есть такой штат – Миссури. М.О. – это такая типа аббревиатура штата. М.О. также расшифровывается как Method of Operation (метод эксплуатации – прим. редакции). К тому же Мo - так меня называют самые близкие друзья. То есть название говорит обо мне, о месте, откуда я родом, и о том, как все в мире работает. И вообще, знаешь, я рад, что имею шанс делать вот уже седьмой музыкальный альбом, создавать крутую музыку на протяжении вот уже 14 лет, а это не так уж мало в шоу-бизнесе и, в особенности, в мире хип-хопа.


H: А почему тебя называют Мо?

N: Ну, это типа Моузес – Моисей. У меня всегда такая кликуха была, Моисей, если коротко – Мо. Наверное, она символизирует лидерство, ведение своих людей в лучшие места. Но в этом альбоме я просто пытаюсь оставаться собой. Несмотря на то, что в каждый свой проект я пытаюсь внести что-то новое. Жизнь не останавливается. Был один этап, он закончился. Меняюсь я. И наверняка найдутся люди, которым понравятся мои новые работы. А если кому-то это не понравится, меня это абсолютно не обламывает. Там есть такие классные песни - “Rick James”, “Get Like Me” и “IDGAF” – это просто очень крутой проект, чувак.


Н: Над тобой часто шутят по поводу песни “Hot in here”?

N: Даааа…(смеется) На ринге эта песня побила бы все остальные. Хотя с другой стороны, знаешь, это тебе демонстрирует, какое ты имел на людей влияние и насколько хорошо они тебя запомнили. В этом нет ничего плохого. Конечно, песня может показаться навязчивой, но, какого х…я, черт возьми, она побила всех.


Н: Ты приехал выступать на мероприятие бренда ChivasThe Art of Hosting”. А чем ты сам травишься? Пьешь виски?

N: Виски я люблю. Мне нравится пропускать стаканчик время от времени. Сейчас я могу выпить, когда захочу. Я считаю, что взрослые должны делать то, что им хочется. Если взрослый хочет наркотиков или сделать татуировку, или покончить с собой – пожалуйста. Правительство не имеет права указывать человеку, что ему делать с собственным телом. Правительство только имеет право остановить нас, если мы мешаем другим людям или вредим их собственности. Лично я считаю, что наркотики очень опасны и наносят огромный вред, особенно детям, чей организм и сознание еще формируются. Но взрослые должны принимать решения сами. Нам вот сегодня вечером предложили попробовать кумыс, жду не дождусь его отведать.


Н: А ты вообще слышал что-нибудь о Казахстане до этого?

N: Вообще-то нет, нет, ничего. Я слышал что-то о ваших спортсменах, в особенности об олимпийцах. Они реально крутые. Но мне гораздо интереснее посмотреть на публику, которая сегодня придет. Хотелось бы прочувствовать их вибрации, если ты понимаешь, о чем я (смеется).


Н: Что происходит с твоей кинокарьерой?

N: Я до сих пор занимаюсь кино. Вот совсем недавно завершились съемки картины с Сильвестром Сталлоне, которая будет называться «Reach me». Будет нереально крутой фильм. Я также много работаю над многими телепроектами. Как я все это успеваю? Ууууууф, не знаю… Я провожу много времени в студии. Это так здорово, заниматься тем, что любишь. Время как-то не ощущается. Но в голове сидит убеждение, что его всегда не хватает. У меня мало времени, но это совсем не мешает мне параллельно сниматься в кино и заниматься бизнесом.


Н: Люди в Казахстане очень хорошо знакомы с твоим творчеством. Многие пытаются копировать твой стиль и все такое. Что бы ты хотел им сказать?

N: Любите то, чем вы занимаетесь. Будьте креативны, рождайте что-то новое, а все остальное и так приложится.


×
×