Дария Хамитжанова и ее поход в гей-клуб

10687012_629425760508444_8183311594757622291_n.png

Имя Дарии Хамитжановой сейчас у всех на слуху. Именно она руководит агентством Havas, где был нарисован скандальный постер с Курмангазы и Пушкиным. Буквально вчера агентство оштрафовали на 100 МРП, а саму Дарию на 70. Мы решили перепечатать статью Дарии Хамитжановой с родственного "Культа" о ее походе в гей-клуб NZ. 


Произошла эта история много пятниц тому назад, в 2000 или 2001 году. В то время я, студентка 2 или 3 курса КазГЮА, каждые выходные, как на работу, ходила в "Майтаун" и в два пидовника, о которых и пойдет речь в моем рассказе о той сумасшедшей ночи.

Если помните, был когда-то по ул. Мечникова, выше Курмангазы, такой легендарный клуб "Спартакус". В отличие от других гомо-дыр того времени, он был достаточно приличным, туда пускали и натуралов, а временами геи и впрямь оказывались в своем же тематическом клубе сексуальным меньшинством. Много раз я наблюдала, как внизу лестницы охранник Айдын без проблем впускал нас с моим лучшим другом, и отказывал во входе даже прилично одетым однополым парам. Очередь за алкоголем к бармену Мише выстраивалась вдоль стойки в три ряда, а за столами сидели многие известные нынче медиаперсонажи. В "Спарте" всегда была отличная музыка, заставлявшая лезть меня прямо на таблетку перед сценой. Шоу травести отличались артистизмом, Лена Полякова искрила юмором, Алан Черкасов начинал свою карьеру ведущего, объявляя номера с переодеванием под фонограмму Дайаны Росс или Глории Гейнор. Иногда заезжала из Москвы Катя Дулесова, ролевая модель для местных Тиффани, Талул и Фредди Меркьюри. Один из трансвеститов подмостков "Спарты" даже смог поступить в ГИТИС и, говорят, сделал неплохую карьеру в театре. Вторник был клубным днем и по заполненности не уступал пятнице или субботе.

Каждый раз мы выходили из "Спарты" около 3 часов ночи, шли до Курмангазы и ловили такси до "Нейтральной Зоны" на Нурмакова-Комсомольской. "НЗ" была полной противоположностью благополучной "Спарты". Угрюмые дядя Карим и дядя Гани на входе, грязные туалеты со сломанными шпингалетами, путь на танцпол по узкой лестнице вверх, стены и потолки которой были выложены покрашенными в коричневый цвет булыжниками. Поднимаясь по ней, я всегда отчетливо чувствовала себя продвигающейся по прямой кишке какого-то огромного гей-кашалота. Наверху, на боковых двух ступеньках привычно сидел и пьяно плакал Кука - крошечный гомосексуалист весом кило триста без костей. Внутри было накурено, на сцене в ходе очередного абсурдного конкурса раздевался догола бухой гопник, в стремлении выиграть на баре коктейль "отвертка". Зал с коричневой мебелью также был вымощен коричневыми камнями, это был последний рубеж невероятно грязной, зашлакованной, покрытой анальными трещинами, клоаки.

Модерировала веселье со сцены бессменная ведущая ТП, или ТП-ша, или Андрей. ТП-ша выглядела отвратительно, как может выглядеть 40-летний одутловатый мужик, густо накрашенный и утянутый в платье для торжественных случаев. В каждой ее шутке обязательно фигурировало слово "х#й", например: "Сел, чтоб х#й не висел?" или "Напугали бабу х#ем!". Музыкальный репертуар звучал предельно сбивчивый, потому что за 200 тенге можно было заказать любую песню, и один и тот же хит Земфиры или Stanton Warriors мог играть буквально в шахматном порядке. Молодой и гетеросексуальный официант Артем, приехавший из Фрунзе (он именно так называл свою родину), подносил водку и непременно взимал откат себе в виде одного писярика. Ему негде было жить, поэтому каждую ночь он искал и подсаживался к женщинам, у которых мог разжиться койкой до утра.

Мобильники за столом воровались со скоростью света, многие заползали под стол поспать пару часов и возобновить пьянство, шоу было на редкость безобразным (привет, Ася!), а последние посетители уходили не раньше 8 утра. Такое это было инферно.

В ту ночь мы пришли после Спарты с моим тогдашним парнем, с которым я повстречалась год до того и полгода после. У нас был забронирован стол (кстати, это никогда не гарантировало, что вы будете сидеть за ним одни, толстые и пьяные существа, порочащие род гейский, насильно подсаживались с пустыми рюмками). Чтобы избежать участия в конкурсе, где всегда надо было либо раздеться до без трусов, либо попасть карандашом в бутылку, я убежала вниз, в туалет. В очереди я увидела молодого лесбияна, настоящую бучу (или барракуду, как мы их тогда называли). Она плакал. Я вообще человек крайне отзывчивый, это подтвердят даже просто хорошие знакомые. Конечно, я бросилась на помощь и спросила, чего она плачет. Утерев слезы рукавом мужской олимпийки, Вик (как выяснилось позднее) пробасила: "Я цепочку потерялаааа...."

Поисковая экспедиция была снаряжена в считанные секунды. Мы с Виком обшарили все углы первого этажа, заставили дядю Карима пустить нас в гардероб, но и там не было цепочки. Согнувшись до прямого угла, мы обыскали всю лестницу наверх. Заставили Куку встать и вывернуть карманы, от чего он расплакался еще пуще. Постучались в тайную комнату, где постоянные посетители и друзья заведения могли запереться на квики.

Оставался самый большой участок поисков - зал клуба. Мы с Виком разделились и поползли с зажигалками под столешницы. Вик постоянно падала и норовила остаться под очередным столом. Многих посетителей я знала лично, и некоторые из них присоединились к операции. ТП-ша, увидев возню в темных углах помещения, спросила в микрофон, мол, Дария, не х#й ли потеряла? Я вышла на сцену и предельно серьезно объявила, что хороший человек потерял цепочку, пожалуйста, проявите сознательность, посмотрите под столами. ТП-ша в приступе человеколюбия попросила включить верхний свет. Люди в зале засуетились, стараясь найти эту злосчастную цепочку, лишь бы скорее выключили свет, потому что при свете смотреть друг на друга им было попросту невыносимо.

Цепочки не было. Я утешающе похлопала Вика по плечу. Вик, потеряв надежду, попросилась в туалет. Мы вышли, на лестнице я увидела своего парня, сосавшегося с Цыганкой Азой (по документам Азаматом). Не успев закатить скандал, я чуть не выронила Вика из рук и потащила ее вниз. Парень с Азой меня даже не заметили. Я подвела Вика к двери туалета и осознала, что в туалете-то мы не искали!

В этот же момент дверь громко распахнулась. На пороге стояла хрупкая девушка, в заблеванном платье, с растекшейся тушью и сигаретой в руке. Вик бросилась к ней:


- ЦЫПОЧКА, ГДЕ ТЫ БЫЛА???!!!


Автор




Краткая ссылка: http://nespi.kz/blog/853/

×
×