Элиза Сенауи: "С Египтом у меня особые отношения"

The-Little-Black-Jacket-exhibition-in-Hong-Kong_pictures-by-Anne-Combaz-015_Elisa-Sednaoui-2.jpg

Модель и актриса, а теперь еще режиссер Элиза Сенауи рассказала L’Officiel о своем документальном фильме, культурной инициативе в Луксоре, тесной связи с Египтом и двух новых ролях – жены и матери.


Элиза Сенауи – не новичок в L’Officiel. С момента прошлого ее появления на страницах французского издания прошло четыре года, и, конечно, у нее не все изменилось. Хотя сама она все также красива: черты лица яркие и запоминающиеся, а голос – нежный и серьезный. Ее жизнь проходит между Луксором, Миланом, Парижем, Нью-Йорком и Лондоном – мультикультурное воспитание и знание нескольких языков дают большие возможности. Карьера Элизы под вспышками фотокамер началась в 15 лет, а сегодня ее знают как успешную модель, крестную дочь Кристиана Лубутена и близкого друга Карла Лагерфельда.

610x2.jpg

После долгих лет, проведенных перед объективами, эта 27-летняя девушка оказалась по другую сторону камеры, чтобы снять документальный фильм о жизни египтян и лучше понять страну, в которой выросла. Элиза также открыла фонд Elisa Sednaoui Foundation, который поддерживает детские образовательные программы в области культуры и искусства в Египте. Но самые важные изменения произошли в ее личной жизни – в мае 2013 года она стала мамой, а затем вышла замуж за отца своего сына, галериста Александра Деллала, представителя известной артистической фамилии, брата Шарлотты Деллал и модели Элис Деллал.

Впрочем, к чему долгие предисловия? Некоторые вещи остаются неизменны: Элизе Сенауи всегда есть что сказать.

Когда журналы обращаются к вам, спрашиваете ли вы себя: почему выбрали меня, а не кого-то другого?

“Уже нет. Ведь сегодня я знаю, кто я и что могу привнести в проект”.

Вы долго к этому шли?

“Достаточно долго. Когда только начинала карьеру модели, а потом актрисы, мне было сложно перевоплотиться в кого-то другого, потому что я совсем не знала себя. Я начала работать в 15 лет, моя мама – стилист, и она водила меня с собой на съемки. Несмотря на это, я не была готова стать моделью – этой профессии, как и любой другой, нужно учиться”.

В какой момент вы поняли, что вашу жизнь сложно назвать нормальной?

“В 18 лет, когда я окончила лицей, и поняла, что не хочу быть дипломатом, как всегда мечтала. Честно говоря, я до сих пор не знаю, чем хочу заниматься на самом деле. Карьера модели приблизила меня к кино, но я не могу быть или моделью, или актрисой – обе эти профессии нужны мне для самореализации и работы в моем фонде. Эти три направления равноценны для меня и одинаково важны”.

Тем не менее, вы часто говорите о снобизме мира кино по отношению к миру моды. Как это сказывается на вас?

“Как только режиссеры заинтересовались мной, множество знакомых сказали, что мне стоит отставить карьеру модели – иначе будет создаваться недостаточно интеллектуальный образ. Получается, что быть моделью – значит, не иметь мозгов?! Те, кто так считает, забывают, что все меняется, и сегодня невозможно не замечать глобальное влияние моды на общество”.

То есть вы ощущаете себя частью мира моды?

“Даже если бы мне хотелось отдалиться, я бы не смогла! Мои близкие – одни из самых влиятельных людей в мире моды – мой крестный отец Кристиан Лубутен и Карл Лагерфельд. Они знают меня лучше других, и это просто невероятная удача быть знакомой с ними. К тому же Карлу, например, всегда наперед известно, что со мной случится. Он даже чувствовал, что я беременна, когда я и не догадывалась об этом”.

378167-elisa-sednaoui-et-son-ami-karl-637x0-3.jpg

Но самое большое изменение в вашей жизни – материнство…

“Более того, еще одно большое изменение – создание семьи”.

Было ли это неожиданностью?

“Не совсем. Конечно, я была влюблена, но не была готова создавать семью. Ведь кроме слов “я тебя люблю” нужны более серьезные слова и поступки. Наверное, поэтому я вышла замуж за Алекса, только когда у нас появился Джек. Свадьба сейчас – не очень модно, я знаю, но всегда нужно уметь уступать друг другу”.

chanel-st-tropez011.jpg

Как изменило вас рождение сына?

“Джек сделал меня более терпимой к другим, более дисциплинированной и требовательной к самой себе. Я работаю над собой – хочу подавать ему хороший пример”.

И у вас все еще есть время на актерскую работу?

“Да, материнство мало что изменило по двум причинам. Первая: я беру Джека с собой повсюду. Вторая: мне пока не хочется посвящать себя кинематографу больше, чем я это делаю сегодня”.

Что вы хотите этим сказать?

“Не так-то просто найти хорошую роль для девушки с определенными физическими данными (Элизе понадобилось по меньшей мере три минуты, чтобы сказать “для красивой девушки” – L’Officiel). Создатели фильмов ошибаются, когда думают, что красивой улыбки и пленительной пластики достаточно, чтобы добавить привлекательность фильму, а начинающей актрисе и вовсе хватит одного только упоминания в титрах. Мне всегда хочется идти дальше, а не оставаться в своей зоне комфорта – я сознательно ищу вызовы для себя”.

655862-elisa-sednaoui-et-karl-lagerfeld-au-637x0-2.jpg

И чтобы изменить это, вы решили встать по другую сторону камеры? Что подвигло вас взяться за документальный фильм Bukra Insh'Allah?

“Наступила “арабская весна”, и я сказала себе: это подходящий момент, чтобы показать мое видение Египта. Я отправилась в путь с другом детства, чтобы встретиться с множеством семей, собрать их свидетельства, узнать их взгляды на настоящее и будущее. Мне удалось узнать много нового о стране, которую я думала, что знаю. И это подтвердило мою теорию”.

В чем она заключается?

“Я думаю, что для эволюции не нужно обязательно прививать западноевропейский образ жизни. Чтобы стать прогрессивной страной, не обязательно копировать чью-то модель развития. Говорят, страны должны ориентироваться на Запад, даже если при этом им приходится идти против своей истории, культуры, традиций. Я не согласна с этим. Сексуальная свобода в западных странах, например, не принесла в итоге ничего хорошего. По крайней мере, не везде. Есть и другие модели развития. По-моему, первое, что стоит сделать,– это укрепить свои корни и научиться ценить свои особенности”.

Египет – это ваша страна?

“Да, но также Италия и Франция. В силу своей профессии я не могу выбрать одну – мне необходимо быть частью всех трех стран. Но с Египтом у меня особые отношения. Именно поэтому я решила снять этот фильм. Однажды, безусловно, я вернусь, и буду жить там”.

104030015.jpg

И вы даже открыли свой фонд в Луксоре…

“Да, но он не останется локальным проектом. Вот почему я хочу говорить об этом как о культурной акции, а не благотворительном проекте. Цель фонда – открыть чувственность учеников, заставить их думать за себя и не верить, что общество сможет их поглотить. Я хочу организовать такую же ассоциацию в ближайшее время в Италии. Так что, нам будет, о чем поговорить, во время следующего нашего интервью. Года через четыре!”


Автор




Краткая ссылка: http://nespi.kz/blog/1068/

×
×